Не так давно на сайте «Правовая зоозащита» была опубликована интересная статья «О человеческих трагедиях и профессионализме ветеринаров. И непрофессионализме тоже». В ней сообщается о том, что в Москве в очередной раз чуть было не произошла трагедия, связанная с попыткой зоозащитников спасти умирающего кота. Поступивший в одну из московских клиник бездомный подобранец был поражен, как оказалось, неизлечимым и смертельно опасным не только для кошек, но и для людей заболеванием — бешенством. Коварство этой болезни заключается в том, что не существует достаточно точных методов прижизненной диагностики бешенства; поэтому лишь бдительность ветеринарного врача, посчитавшего необходимым отправить труп кота на вскрытие, позволило предотвратить возможную трагедию. Между тем такой поступок можно считать практически подвигом на рабочем месте: большинство ветврачей не стали бы заморачиваться установлением точного диагноза и просто отправили бы труп на кремацию.

Оказывается, несерьезное отношение к проблеме бешенства уже успело привести к нескольким настоящим человеческим трагедиям. В статье упоминается страшный случай, произошедший в Липецкой области — районе, неблагополучном по бешенству. Родители купили на рынке щенка для двух своих дочек, и когда через несколько дней тот заболел и умер, никто даже не озаботился уточнить, от чего. Однако вскоре заболела одна из дочерей, игравшая со щенком. Спасти ребенка не удалось — девочка погибла от бешенства, которым заразилась через слюну погибшего щенка. Страшно представить себе состояние родителей, не знающих, останется ли жива вторая дочь: ведь вакцинацию, которая наверняка предотвратила бы заболевание, проводить уже поздно…

Несколько лет назад, незадолго до Нового года, зоозащитники удружили и сотрудникам известной московской клиники «Белый клык», привезя к смертельно больного щенка, которого до этого помещали в передержку и безуспешно пытались лечить в другой клинике. И хотя ветврачи «Белого клыка» проявили должную бдительность, своевременно провели обследование трупа собаки и установили диагноз — бешенство, для них результат оказался шоком: ведь вначале, при поступлении собаки, ни у кого даже в мыслях не было, что она больна именно бешенством. Всех сотрудников, так или иначе имевших отношение к лечению щенка, провакцинировали, лишив их нормального новогоднего праздника (после вакцинации запрещено принимать алкоголь).

Иногда среди животных, подобранных зоозащитниками, встречаются счастливчики, для которых удается собрать сумму пожертвований, достаточную для отправки на лечение в столичные клиники. С одной стороны такие случаи радуют: во-первых, потому, что иногда столичным врачам действительно удается почти невозможное и они возвращают казалось бы безнадежному животному возможность полноценно жить и радоваться жизни; во-вторых, помимо счастливого исхода для самого животного, получают важный и полезный опыт лечения сложных случаев сами врачи. Однако у проблемы есть и другая сторона, о которой как раз подробно говорится в статье. Дело в том, что для перевозки животных в другой город необходима прививка от бешенства, однако больное, иной раз даже умирающее животное прививать нельзя. Поэтому перевозка осуществляется вопреки установленным правилам, нелегально, и в случае, если животное заражено тем же бешенством, смертельной опасности подвергнется множество людей, которым придется контактировать с животным по дороге в столицу и позже, уже по прибытии в клинику.

К сожалению, проверка погибших животных на бешенство в клиниках по-прежнему производится крайне редко. И если в истории с гибелью доставленного зоозащитниками в столицу котенка из Оренбургской области их еще как-то можно понять (котенок погиб от инфекционного перитонита, клиника которого достаточно яркая и не имеет почти ничего общего с клиникой бешенства), то нередки случаи и совершенно вопиющие, когда несмотря на то, что наблюдаемые у животного симптомы наводят на мысль о бешенстве, его труп просто кремируется. Причем в этом решении ветврачей нередко поддерживают и сами владельцы, уверяя, что погибшая кошечка их не кусала и поэтому бешенством, даже если оно у нее и было, вряд ли могла кого-то заразить.

Статья заканчивается риторическим вопросом: пронесет ли нас завтра? или не пронесет? В любом случае, наверно, и ветврачам, и владельцам, и зоозащитникам стоит лишний раз задуматься о последствиях некоторых своих поступков. И не забывать, что любое больное животное, особенно прибывшее из неблагополучного по бешенству района, — это потенциальная угроза не только для животных, но и для людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *